10 вопросов продюсеру студии звукозаписи

Всем привет сегодня мы с вами побеседуем на очень интересную тему и зададим 10 вопросов музыкальному продюсеру студии звукозаписи.

В большинстве случае работников студии звукозаписи принято называть просто звукорежиссёрами. Хотя вид выполняемых ими работ может быть совершенно разным. Поэтому постепенно в обиход вошло словосочетание “музыкальный продюсер”, который может содержать в себе умение разных специалистов: и звукорежиссёра, занимающегося записью и сведением, и музыканта, играющего на различные музыкальные инструменты, и композитора, и аранжировщика. К такому специалисту широкого профиля нередко адресовано множество вопросов, связанных с его работой.

Сегодня мы поговорим о 10 самых распространённых.

Первый — это самый злой и страшный. Сколько стоит аранжировка? Однозначно ответить, используя какое-то единственное числовое определение, здесь просто невозможно. Всё потому, что и аранжировки бывают разные, и силы, потраченные на них также не одинаковые, да и люди, делающие их, тоже различаются. Одно могу сказать точно: действительно хорошая работа стоит не мало! В интернете биты по 300.000 сумов продают! Это же тоже аранжировка!  Бит сам по себе тоже аранжировка, но, так скажем, на минималках. Здесь обычно процесс работы строится на том, что исполнитель уже под готовый материал придумывает и записывает вокал или речитатив. Да, и за 300.000 сумов вы получите мало того, что так называемую аренду, или, как ещё говорят, лизинг. То есть не будете обладать эксклюзивными правами на музыкальную часть, да и к тому же качество за эту цену в большинстве своём оставляет желать лучшего. Профессиональная и полноценная аранжировка – это не просто ударные с басом, а очень масштабная работа, когда аранжировщик вообще может начать творить только с идеей или с вокальной мелодией. В этом случае аранжировщику приходится выступать ещё и в роли композитора, придумывая гармонию. И мало того, что нужно найти подходящую под песню стилистику, так ещё и подобрать различные сочетания тембров и инструментов, придумать и расписать партии так, чтобы это всё не мешало вокалу, максимально подчёркивало голосовую партию и передавало эмоциональную составляющую песни. А если нужно привлекать дополнительно сессионных музыкантов для записи? Бюджет автоматически возрастает. Многие ещё дополнительно занимаются и сведением своих же аранжировок, а это определённо дополнительные затраты – как минимум, времени. Чтобы всё это сотворить требуется немало умений и знаний, а также опыта. И по большому счету, когда вы платите за аранжировку, вы таким образом оцениваете профессионализм человека, который занимается этим делом. И подобная масштабная работа просто не может стоить дёшево. Другое дело, когда вы обращаетесь к новичку без опыта, там, конечно же, уровень цен другой. Ну и результат тоже. Ещё один немаловажный момент, касающийся стоимости аранжировки – это авторские права. Как бы многие не думали, что тот, кто придумал мелодию, тот и автор, аранжировщик может юридически выступать как соавтор. Так как его интеллектуальный труд в виде аранжировки всецело попадает под защиту авторского права. Как же обычно принято всё это делить? Распространено два вида отношений: соавторство и передача прав. При соавторстве придётся выплачивать с дохода от композиции так называемые Royalties всем участникам договора о соавторстве. И в частности аранжировщику. С одной стороны, это не так уж и затратно, а с другой, не многие хотят сталкиваться с бюрократической и юридической волокитой. При передаче эксклюзивных прав, аранжировщик полностью отказывается от своих прав на музыку в пользу другого лица. То есть теперь никаких выплат с дохода от песни ему не светит. Но он вправе потребовать фиксированную единоразовую выплату за передачу этих самых прав.

Второй вопрос – сколько времени понадобится на запись? Можно сказать, что это риторический вопрос, тогда как зависит от огромного количества факторов. Например, возьмём запись вокала. Сколько времени уйдёт на запись песни, будет зависеть от уровня компетентности и работоспособности вокалиста, его профессионализма и, конечно же, степени перфекционизма. Некоторые умудряются за час напеть на альбом, совершенно не заморачиваясь, что там и как вышло. А другие по несколько дней пытаются записать одну песню, тщательно перебирая разные варианты исполнения. Всё тоже самое касается и записи музыкантов. Как бы то ни было, очень часто студии либо включают в стоимость записи определённое количество времени, либо же берут фиксированную почасовую оплату. А каждый артист уже выбирает, как ему удобнее.

Дальше. Третий вопрос. “Мне тут сделали песню. Вы можете что-либо добавить или изменить, чтобы стало лучше?” Нередкий случай, когда заказали подешевле, получили результат, который не устраивает, а теперь нужно что-то там поменять, чтобы стало лучше. Поверьте, это так не работает. Конечно, может получиться, что при минимальном вмешательстве специалиста действительно материал заиграет, как надо. Но, как показала практика, это большая редкость. Обычно, чтобы стало лучше, нужно не только, например, заменить тембры инструментов или добавить какую-то партию, а зачастую вмешиваться и в аранжировку или вообще в стилистику. А там, как принцип домино: изменение одного тянет за собой изменение другого и так по цепочке. Другой вопрос – откровенно плохое сведение. Когда нормальный специалист может пересвести материал так, что он будет звучать гораздо лучше. Но неумелую аранжировку или откровенно плохую запись как ни пересводи, лучше от этого не станет. Так что в конечном итоге, когда всё действительно плохо, бывает проще что-то сделать заново, чем переделывать то, что уже есть.

Четвёртый вопрос. “Я – начинающий певец-музыкант. Вы же сможете сделать так, чтобы зазвучало профессионально?” Увы, это самое распространённое заблуждение. Чтобы что-то звучало действительно профессионально, нужно, чтобы все составные элементы работы были выполнены профессионалами. Даже если у вас будет самая крутая в мире аранжировка, и запись вы будете делать в самой крутой в мире студии, ваше исполнение на уровне новичка всё это может испортить. Да, конечно, можно подтянуть фальшивые ноты, подправить ритмику, но это всё уже будет звучать крайне неестественно. У профи уже отработанное поставленное звукоизвлечение, и не важно, чем он этот звук извлекает: голосом, медиатором или барабанной палочкой. И в большинстве случаев, такой материал, даже не изобилующий какими-то исполнительскими наворотами, будет звучать, как говорится, вкусно. Поэтому, если хотите получить профессиональный результат, то мало только обращения в крутую студию. Для начала нужно поработать над своими исполнительскими навыками. Очень многие музыканты потратили свои деньги зря и потом нелестно отзывались о студиях и работающих там звукорежиссёрах только потому, что переоценили свои возможности. Утрировано говоря, ребята только вчера научились гитары настраивать, а сегодня уже хотят сделать фирменную запись. Для записи в студии звукозаписи и получения действительно профессионального результата нужно пройти немалый путь, работая в первую очередь над собой. А уж когда будете уверены в своих исполнительских силах, вот только тогда бронируйте время в студии звукозаписи.

Пятый вопрос –  “Послушайте мою песню и скажите, как и что мне нужно исправить”. Довольно частая просьба, и многие продюсеры даже вывели данную работу в отдельный вид услуг со своим прайсом. Многие возразят: “А за что я должен платить, если всего-то нужно послушать??” Давайте разберёмся. Во-первых, просто послушать не выйдет. Специалисту нужно выбрать время в своём рабочем графике. Банально можно послушать и с телефона, но вам же нужен анализ. А анализ всего и вся – это в первую очередь время, которое человек будет тратить. Во-вторых, всё это нужно не просто услышать, а ещё понять, как это можно исправить. И в-третьих, это нужно каким-то образом озвучить и донести до автора. Это тоже время и силы. И так можно продолжать и продолжать, особенно, если возникнут какие-то вопросы в дальнейшем. Вот вы бы согласились тратить своё время просто так, когда у вас есть оплачиваемая работа? Не думаю. Поэтому, если хотите, получить развёрнутый ответ о своей работе, будьте готовы к тому, что за это придётся заплатить. Так уж устроена наша жизнь.

Шестой вопрос –  “Можно вам скинуть проект, а не мультитрек для сведения? Вы же всё равно работаете в таком же секвенсоре!” Можно, но не нужно. Вы думаете, так, просто звукорежиссёр просит вас сделать подготовленный мультитрек для записи и даёт для этого свои требования? Всё это делается для того, чтобы в работе по сведению оказалась окончательная форма идеи автора. Многие не удосуживаются даже дорожки подписать или смонтировать вокал так, чтобы было понятно, где лид-вокал, где бэки… а где даблы. Просто скидывают трекинг в надежде на то, что звукорежиссёр сам разберётся. Нет, товарищи, не разберётся. А только потратит впустую время и нервы. Такие недомультитреки некоторые студии даже не принимают, прося внимательно прочитать требования и сделать всё, как положено. А теперь представьте свой проект, где вы сами не всегда понимаете, что к чему. И вот как разбираться стороннему человеку? А про виртуальные инструменты, которых может не оказаться у другого режиссёра подумали? Ему их что? Искать? Покупать? Скачивать дополнительно? Ну вот, то-то и оно.

Седьмой номер нашего списка. “У меня есть запись на диктофон/телефон. Из этого получится профессиональный звук?” Да, получится, если нужна запись со специфическим звучанием, будто её сделали на телефон или диктофон. Ну а если без шуток, то все студии не просто так оборудованы тон-залами, вокальными комнатами и кучей специализированного оборудования. Всё для того, чтобы максимально естественно и качественно передать звучание голоса исполнителя. Хотите, чтобы это звучало профессионально – путь в студию. Конечно, при надлежащем подходе вокал можно записать и дома, имея необходимый набор оборудования и подходящие акустические условия. Но для действительно качественной записи никак не подойдут ни микрофон телефона, ни диктофон. Увы.

Восьмой вопрос . “Вы же на мастеринге всё исправите?” Нет, нет и ещё раз нет. На мастеринге плохую запись или откровенно плохое сведение исправить невозможно. Какие-то минимальные коррективы, конечно, можно внести, но всё это никак не сделает звучание радикально лучше. Мастеринг вообще, по большому счёту, чисто технический процесс. Поэтому, чтобы после мастеринга всё звучало хорошо, при условии, что он выполнен грамотно и профессионально, нужно, чтобы на этапе записи и сведения всё было идеально.

Девятый. “А можно я у вас в студии в уголочке посижу и понаблюдаю за вашей работой?” В большинстве своём на такую просьбу вы услышите отказ. И не потому, что музыкальные продюсеры все жадные и тщательно скрывают свои секреты, передавая их только избранным по выбранным каналам. А потому, что работа со звуком сама по себе требует концентрации и сосредоточенности. И как бы вы не хотели тихо сидеть в уголочке, всё равно будете проявлять активность, подсматривая из-за плеча или задавая вопросы. А уж просить об этом композитора или аранжировщика совсем дохлый номер. Музицирование вообще вещь очень тонкая, и мало кто согласится, чтобы за ним, как за зверьком в зоопарке, наблюдали со стороны. Самый лучший вариант – это, если вы договоритесь с музыкальным продюсером встретиться либо за рюмкой чая, либо за возмездное время препровождение в студии, где он ответит на заранее подготовленные вами вопросы. Такой подход весьма распространён во многих студиях.

Ну и наконец, финальный вопрос, десятый “А скидку сделаете?” Музыка – это не пачка лотерейных билетов и не бытовая техника, которая лежит на складах и ждёт своего времени. Это эксклюзивный штучный товар, выполненный под конкретного заказчика на конкретных условиях. Это не значит, что скидку невозможно получить. Это значит, что для этого нужно что-то предложить взамен. Если вы пришли первый раз в какую-то студию и требуете скидку, то вам наверняка откажут или накинут цену, но сделают “только сейчас и только для вас” небольшую скидочку. Всё зависит от людей. Но если вы заказали сведение целого альбома, тут уже можно и завести разговор о небольшой скидке. У некоторых студий есть даже своя система лояльности, которая может зависеть от количества песен и частоты обращения в студию. Но вот ныть и выцыганивать скидку под предлогом, что “мы ещё обязательно к вам придём”, не стоит. Вот обратитесь в следующий раз, тогда и спрашивайте. Успехов вам, и до новых встреч!

Наши контакты

Узбекистан. город Ташкент
Мирабадский район, ул Мехржон 21